Вчерашнее утро началось с очень тяжелой вести: на боевых позициях оборонительного участка воинской части НКР, расположенной в северо-восточном направлении, то есть на передовой, при проведении инженерных работ от разрыва мины погибли трое военнослужащих: 22-летний офицер Гегам Закарян,  военнослужащие срочной службы 19-летний Саргис Абрамян и 20-летний Саргис Меликян. А 19-летний военнослужащий срочной службы Нарек Овеян получил ранение от разрыва мины, его состояние оценивается как тяжелое.

Однозначно можно сказать, что вчера армянское общество было потрясено этими сведениями. А что это означает в действительности? Подобные вести и потрясения уже становятся обычными для армянской общественности, в том смысле, что мы получаем весть, переживаем глубокую скорбь, огорчаемся, пока не встретим в ленте фейсбука какой-нибудь развлекательный клип или не отвлечемся, занявшись повседневными делами.

Тогда как настало время, давно уже настало время, чтобы останавливаться на таких случаях подольше, потому что почти очевидно, что причиной смерти трех ребят стала не мина, заложенная азербайджанцами, а мина, заложенная или закладываемая в тот момент армянскими вооруженными силами. Даже если жертвы бывают в боевых условиях, мы всерьез должны изменить свое отношение к происходящему. Потому что во вчерашних комментариях мы снова слышали предложения, привычные нашему слуху, но на самом деле это  ужасные, недопустимые предложения.

Например, мы часто слышим: «Ну, мы же страна, находящаяся в военном положении, и должны понимать, что у нас будут и жертвы». А о вчерашнем инциденте говорилось, что не обязательно, чтобы инцидент произошел в результате чьей-либо ошибки. Это просто разрушительный подход. Упаси бог, никто не говорит, что в войне не бывает жертв. Речь о другом: сделали ли мы как государство и общество все возможное, чтобы таких жертв не было?

Не допустили ли ошибок при исполнении своих обязанностей командующий войскового объединения, командующий его командующего, поставщик, производитель, преподаватель, исполнитель? Если допустили, то почему? И к какой ответственности они будут привлечены, и какие меры мы примем, чтобы в дальнейшем такие безответственные люди больше не играли с человеческими жизнями? Даже боевые ситуации должны подвергаться детальному расследованию, начиная с подготовительного этапа и до их процесса и завершения. И такой анализ или его результаты должны быть публичными и доступными для общества, потому что, даже если автором убийства является азербайджанский снайпер, это еще не значит, что с этой стороны не может быть виновных в случившемся. Здесь и возникает множество вопросов, начиная с оснащения позиций, продолжая обучением и дисциплиной солдат, заканчивая другими предупреждающими факторами. За все вышеуказанные направления есть ответственные лица – как конкретно на данной позиции, так и в воинской части, и в корпусе, и в главном штабе и министерстве обороны.

И если подойти к проблеме с этой точки зрения, становится ясно, что ситуация близка к трагической, потому что до сегодняшнего дня не были проанализированы события четырехдневной войны, и никто не отчитался перед обществом в том, что же произошло и почему. Когда заходит разговор на эту тему, республиканцы начинают воодушевленно разглагольствовать о том, что в 2016 году Азербайджан хотел захватить Карабах и не смог: значит, случившееся – это наша победа. Ладно, понятно, Азербайджан хотел захватить Карабах и не смог, но и мы потеряли 800 гектаров территорий. Выходит, что мы хотели потерять эти территории? Если хотели и потеряли – это уже отдает уголовной ответственностью, если не хотели, но потеряли – здесь также есть вопрос ответственности, и ответственность эту по сей день никто не понес. По крайней мере, обществу об этом ничего не известно.

Если кто-то скажет, что в Министерстве обороны были отставки, мы ответим, что это ничего не означает. А кто сказал, что ответственными за неудачи в четырехдневной войне были именно те или только те, кого отстранили от должности? Если так, то пусть скажут конкретно, кто и за что несет ответственность и кто и за что был отстранен. А может, ответственны те, кто не были отстранены, в частности, лицо, исполняющее обязанности верховного главнокомандующего? И вообще, что это за объяснение: Азербайджан не смог сделать то, что хотел, значит – это наша победа?

А если завтра Азербайджан может разработать операцию по захвату Еревана, но дальше Севана ему пройти не удастся, – тогда Эдуард Шармазанов заявит, что это наша победа, потому что турки хотели взять Ереван, но смогли захватить только Кельбаджар и Гегаркуникскую область? Следует отказаться от этой пустой бравады, потому что все, кто видел высоту Леле-Тепе, захваченную у нас азербайджанцами во время апрельской войны, должны найти в себе силы и признать: такую высоту возможно отнять только у такой армии, в которой царит абсолютный бардак.

Аварии, самоубийства, взрывы, неуставные отношения, потеря 800 гектаров земель, сотни погибших и массы бегущих от армии. Хватит уже. Давайте признаем, что в нашей армии царит абсолютный бардак, дамы и господа.

Տպել
2404 դիտում

Завтра расскажу, что делать, чтобы 1 сентября школы открылись. Министр ОНКС

1 июня Ереванский зоопарк будет закрыт

Гражданина РА нашли повешенным на заборе в центре Москвы

Сегодняшний рейс Москва-Ереван авиакомпании Red Wings задерживается

Евросуд опубликовал консультативное мнение по делу Роберта Кочаряна

Спасатели нашли заблудившихся мать и троих детей

Кочарян останется в МЦ «Измирлян» до окончания пандемии

29 мая во второй половине дня ожидается кратковременный дождь: прогноз погоды

«Не смейте говорить с нами на языке силы». Араик Арутюнян – о заявлениях Алиева

Давид Бабаян назначен советником президента Арцаха

В нерабочие дни в поликлиниках установлены дежурства

460 случаев заражения, 7 смертей: сводка по коронавирусу за сутки

Масис Маилян останется министром иностранных дел Арцаха

Анна Акопян поздравила армянских миротворцев с праздником (фото)

Самвел Бабаян назначен секретарем СБ Арцаха

Министерство опубликовало руководство по лечению от COVID-19 в домашних условиях

70 граждан РА, застрявших в Ларсе, вернулись в Армению

Носи маску, спасай жизни: премьер

Состоялась первая официальная встреча Никола Пашиняна и Араика Арутюняна

Девочка, бросившаяся с моста, в реанимации, сегодня ее прооперируют